Головна > Персона > Чичваркин: При правлении Путина в Россию я могу вернуться только в гробу

Чичваркин: При правлении Путина в Россию я могу вернуться только в гробу

Сколько в Великобритании беглых российских бизнесменов, повесят ли президента России Владимира Путина на рее и когда отпустят из тюрьмы украинского режиссера Олега Сенцова, рассказал в авторской программе Алеси Бацман “Бацман LIVE” на канале NewsOne российский предприниматель, живущий в Британии, Евгений Чичваркин. “ГОРДОН”эксклюзивно публикует текстовую версию интервью.

– Евгений Чичваркин с нами по скайпу из Лондона. Российский миллиардер, который уже почти девять лет вынужденно живет в Великобритании. Евгений, добрый вечер.

– Добрый вечер! Миллиардер – это, скорее, мечта, но все равно спасибо.

– То есть не миллиардер?

– К сожалению, нет. Но мне хотелось бы!

– Но хотя бы миллионер? Во сколько вы оцениваете свое сегодняшнее состояние?

– Я очень не люблю разговоры об этом, но миллиарда [у меня], к сожалению, нет. Однако мы над этим работаем каждый день (смеется).

– Я вам желаю, чтобы то, над чем вы работаете, приносило вам не только удовольствие, но и финансовые преференции. Думали ли вы когда-нибудь (особенно, когда уезжали или, скорее, убегали из Москвы в Лондон), что потом Лепс и Тимати будут петь в том числе и о вас популярную песню?

– Нет, не думал. А что за песня?

– “Я уеду жить в Лондон”.

– А… Скоро все здесь будем, если так дальше пойдет.

– Лондон сегодня стал местом, куда стекаются практически все недовольные режимом Путина богатые люди. По количеству капитала, который они привлекают, это, наверное, самая большая инвестиция в английскую экономику. Вы не думали над тем, чтобы создать такое себе правительство в изгнании?

– Знаете, денег не так уж и много. Основные деньги, конечно, украли Путин со товарищи, и они пока еще находятся в России или где-то в Швейцарии, оформленные на чужие имена. А по поводу правительства в изгнании: наша оппозиция (это как “лебедь раком щуку”) скорее друг друга сожрет. Есть известная карикатура, как оппозиция штурмует Кремль, Путин смотрит сверху, а оппозиция мочит друг друга. Так что скорее народу станет невмоготу, чем оппозиция соберет какое-то правительство. Но координационный совет какое-то время просуществовал, и это было очень правильное начинание.

– Вы общаетесь в Лондоне с вашими друзьями по несчастью (или, может, по счастью)?

– С друзьями по счастью – да, общаюсь периодически. Недавно был на поло-матче Бородина (Андрей Бородин – экс-президент и совладелец “Банка Москва”, обвиняется российскими властями в хищении 6,7 млрд руб.; в 2013 году получил политическое убежище в Великобритании. – “ГОРДОН”), где он выиграл.

– Вам не кажется, когда вы находитесь в самых богатых местах Лондона, что вы вообще в России? Количество русской речи иногда больше, чем английской…

– Это так кажется. В последний месяц здесь много гостей из Кувейта или Дубая, очень много американцев, китайцев. Город очень интернациональный. Я не знаю, какая наша диаспора по счету, но даже не в пятерке.

– Но по финансам, наверное, в первой тройке?

– Не думаю, что в пятерке. Поверьте, здесь много других денег (улыбается). В мире полно воровских режимов, режимов с нечестным налогообложением и преступных режимов, как в России, поэтому денег сюда стекается много.

Я с прошлого года зарабатываю больше, чем трачу, поэтому я лучше сдохну под канавой, чем напишу Путину прошение о возвращении

– В интервью мне Константин Боровой сказал: “Многие известные предприниматели, которых зачислили в оппозиционеры, обращались к Путину с просьбой разрешить им вернуться в Россию. Я имею в виду Березовского, Гусинского и очень многих других. В Лондоне сегодня каждый второй готов вернуться, если ему будут предоставлены гарантии и право участвовать в проектах. Потому что деньги кончаются. Вы думаете, это дешево – жить в Лондоне? Люди, с которыми я знаком, не возражали бы, если бы Путин им разрешил вернуться. Чтобы продолжить бизнес, помогать Путину, быть его сторонником. Хотя сегодня они – “в оппозиции”. Это правда?

– Я думаю, что некоторые люди проели свои деньги. Я с прошлого года зарабатываю больше, чем трачу, поэтому я лучше сдохну под канавой, чем напишу ему (Путину. – “ГОРДОН”) прошение о возвращении. Кто он такой, чтобы я спрашивал у него, вернуться мне в родную страну или нет?!

– Если бы он дал вам гарантии, вы бы вернулись?

– Он не может дать гарантий. Этот человек не держит слова. При его правлении я не вернусь ни под какие гарантии. Только в гробу могу вернуться…

– В течение двух лет в России против вас расследовали уголовные дела. Вас объявляли в международный розыск…

– Шесть лет. С 2005-го по 2011-й.


Фото: Dmitry Raimov / Facebook

Фото: Dmitry Raimov / Facebook

 


– … тем более… это даже дошло до Великобритании: вас задерживали в Лондоне, вы вышли под залог. И только в 2011 году и в Великобритании, и в России дела вдруг закрыли. Учитывая, какой международный резонанс был у ваших дел, просто так это произойти не могло: должна быть или политическая воля, или указание сверху, чтобы все это закончить. Кто вам помог?

– Меня не задерживали. Я приехал арестовываться, заранее договорившись с офицером, потому что такова процедура. Это страна победившей бюрократии, и по запросу России я должен был быть арестован. И меня арестовали, по-моему, в течение трех часов. То есть заранее все знали, написали письмо, куда и во сколько я приеду арестовываться. Просто так было надо.

Был суд присяжных… потому что путинские генералы перестарались с уголовным делом и попались на суд присяжных… если бы они придумали что-то полегче (не на 10 лет отсидки, а на пять), то суда присяжных не было бы и меня осудили бы заочно. Но так как они очень хотели посадить меня надолго, то они придумали похищение человека. И поэтому был суд присяжных, который полностью оправдал меня и моих сотрудников. А провести этот суд присяжных, не распустить его, думаю, помогла администрация [Дмитрия] Медведева.

– Вот как…

– Да. Я так думаю. Это мои домыслы. У меня есть бессознательный анализ, которому я доверяю, и он мне подсказывает это.

– Но дело ведь закрыли не только в Великобритании, но и в России…

– Так я и говорю о деле в России. А в Великобритании я выиграл в Верховном суде, доказав, что это дело заказное…

– Вы уже говорили, что Великобритания сегодня притягивает людей, у которых есть полулегальные или вообще нелегальные деньги…

– Наоборот! Если они нелегальные или полулегальные, тут достаточно жесткий контроль… Если у них (у британских властей. – “ГОРДОН”) есть сомнения (в законности происхождения средств. – “ГОРДОН”), здесь просто счета не откроют. Нелегальные и полулегальные деньги как раз у российских чиновников, подозреваю, что у украинских тоже. А у тех, кто уехал сюда, – деньги на свое имя на счетах, в основном. И в основном люди могут отчитаться об их происхождении. Так что все наоборот.

– В этом году в Великобритании был принят билль о криминальных финансах, согласно которому, если вы не можете объяснить происхождение своих денег, Англия может у вас их отнять, национализировать. Вызвало ли это у российских бизнесменов или тех, кого вы знаете, какой-то страх и какие-то ответные действия? Как это было воспринято?

– Я слышу об этом первый раз. Инструкции – достаточно суровые – были и раньше. Я первый раз слышу, что такой закон есть, но это никого не пугает. Абсолютно.

Путин сам загоняет себя в тупик, причем совершая серьезные ошибки. Когда-то Николай ІІ заигрывал с профсоюзами, а Путин заигрывает с исламистами

– Его приняли в апреле этого года.

– Мы все можем отчитаться. Все, кого я знаю, могут отчитаться.

– В последнем большом прижизненном интервью Дмитрию Гордону самый знаменитый политэмигрант из России Борис Березовский сказал: “Путина повесят на рее, но меня, видимо, повесят до него”. Вторая часть его предсказания, как мы знаем, сбылась. Что вы думаете о перспективах первой части заявления?

– Рано или поздно это произойдет. Путин сам загоняет себя в тупик, причем совершая серьезные ошибки. Когда-то Николай ІІ заигрывал с профсоюзами, а Путин заигрывает с исламистами.

– Как думаете, к чему могут привести сегодняшние мусульманские демонстрации в Москве?

– К тому, что в какой-то момент парни с окраин возьмутся за арматуру… и сколько бы ни было мигрантов в Москве, местного населения больше в разы. В общем-то, армия и милиция очень косо смотрят на мигрантов, особенно с Кавказа, и особенно после этого шика, который демонстрирует Рамзан Кадыров и его окружение. У них приказ “не трогать” – и они не трогают. Но смотрят косо.

– Что должно произойти, чтобы они перестали выполнять этот приказ?

– Во-первых, нужно отдать должное (выходцам с Кавказа. – “ГОРДОН”): по крайней мере, явных признаков физической агрессии они не проявляют… они ведут себя как дома (так, как не могут себя вести москвичи в третьем поколении, сторонники Навального)… в общем-то, они прекрасно понимают, что пока они держатся кучкой, от них разит тестостероном, торчат кобуры и рукоятки пистолетов, то они – сила. Они это прекрасно понимают. Пока – статус-кво. Но это была полная глупость со стороны властей – слабость, я считаю – бить детей, которые имели право на протест, и показать такую европейскую выдержанность и толерантность при мусульманских протестах. Я считаю, что любые этнические или религиозные группы могут вести мирные демонстрации около любого посольства. Мы сами этим занимаемся в Лондоне, это абсолютно нормально. Здесь это происходит по три раза на дню. Приезжает полиция, смотрит на них… какие-то акции проходят по заранее согласованному сценарию, какие-то возникают спонтанно, и даже в этом случае, в основном, полиция не разгоняет их. Если они мешают движению – полиция отодвинет, если они слишком агрессивны – могут задержать. Но полиция старается этого не делать, вести разъяснительную работу. Правоохранители общаются очень вежливо, как и московская полиция общается с протестующими мусульманами. В общем-то так, как и должна полиция общаться с людьми. А то, что до этого побили школьников, студентов, бьют все время сторонников Навального, – люди же не идиоты, они это видят. Это диссонанс, который, например, при резком падении рубля может вылиться в серьезное сопротивление, в серьезные протесты. И протесты будут на национальной почве, потому что, к сожалению, наши власти для этого все подготовили.


Скриншот: NewsOne / YouTube

Скриншот: NewsOne / YouTube

 


– В интервью изданию “ГОРДОН” вы сказали: “Наиболее вероятный сценарий: люди встанут на Болотной, и ближнее окружение Путина, чтобы их успокоить, просто его снесет. Это будет дворцовый переворот”. Это было три года назад, до американских санкций. Какой сейчас самый вероятный сценарий вы видите?

– Мы видели, как [мусульмане в Москве] прорвали оцепление после молитвы. Это был Курбан-Байрам, светлый праздник, люди были настроены абсолютно мирно, но их загнали в рамки, и из-за этого они не могли попасть в метро. Потому что по-тупому сделали! Прорвались, но не вступали в конфликт, не били ментов, даже толком не ругались на них. Просто часть этой 200-тысячной толпы вышла за рамки – и что сделали менты? Ничего! Потому что они прекрасно понимают, что если 200 тысяч человек в едином порыве чего-то хотят, то никакое количество ментов не спасет. То же самое произойдет, если Алексею Навальному и его команде удастся вывести 200, 250 или 300 тысяч человек на улицу, и они в едином порыве будут желать немедленной смены власти, а не так, как было на Болотной, когда все сказали, что не готовы идти на Кремль… В такой момент дворцовый переворот очень возможен. Или сбегание Путина куда-либо.

– А кому сегодня в России от американских санкций больнее всего?

– Больнее всего обычным людям. Потому что в итоге после всех этих движений курс [рубля к доллару] изменился почти в два раза и у обычных людей снизилась покупательная способность. Обычным людям приписывают какие-то глупости по зарубежным счетам, по поездкам… А у близкого окружения Путина как были деньги, так и есть. Их стало даже больше. Мост в Крым почти достроили, а это же Ротенберги, они получают за это из бюджета огромные суммы.

– Как вы думаете, мост действительно достроят? Он будет работать?

– Да, конечно, будет работать. 500 рублей в один конец. Если кто-то смелый подорвет опору, то его даже… Смотрите, реновация в Москве, мост в Крым, дворцы спорта, стадионы к чемпионату [мира по футболу 2018 года] – это все части предвыборной кампании Путина. И вот он думает, что это то, что останется после него, потому что он мнит себя таким Сталиным.

Путин параноидально боится смерти, боится покушения

– Русский народ – это понятно. Он привык терпеть…

– Я завидую, что вам понятен русский народ (улыбается).

– Вам, думаю, он тоже понятен…

– Он никому не понятен. Он не понятен сам себе – в этом вся проблема.

– Можно предположить, что в окружении Путина будет зреть недовольство, потому что сейчас все атрибуты роскошной жизни, к которым они и их родные привыкли, начинают поджиматься. Ради чего они должны терпеть дальше?

– С ними не будут церемониться. Если произойдет какая-то смена парадигмы, то их всех ждет люстрация. В лучшем случае – просто все отнимут.

– Вы сравнили Путина со Сталиным. Как считаете, финал, который был у Сталина, для Путина невозможен?

– Мы на 100% не знаем, но у нас есть основания предполагать, что Сталину помогли закончить существование на земле чуть раньше.

– Я об этом и говорю…

– Это возможный вариант, и он (Путин. – “ГОРДОН”) это знает и этого боится. Он параноидально боится смерти, боится покушения…


Слева направо: Константин Боровой, Гарри Каспаров и Евгений Чичваркин. Фото:

Слева направо: Альфред Кох, Гарри Каспаров и Евгений Чичваркин. Фото: Георгий Саркисян / Facebook

 


– Почему вы так думаете?

– Ну это факт! Пять колец охраны, приехал в Беларусь – Лукашенко принес хлеб-соль, а чекисты напали и отобрали (смеется). Все это говорит о степени параноидальности. Путин везде ездит со своей едой, со своими поварами, со своими машинами и так далее. Он – настоящий параноик, то есть это клинический случай.

– А раньше такого не было? Это только в последние годы обострилось?

– Чем дальше, тем больше, да. Вырубили древний лес вокруг того места, где он живет (и где я раньше тоже жил) и где ездит на работу, чтобы все просматривалось и простреливалось… три вертолета одинаковых летает – как у одесского наперсточника…

– После этого не могу вас не спросить: а двойники у него есть?

– Конечно!

– Вы серьезно?

– Ну видно же по фотографиям. Он сам живьем что ли пойдет в театр, куда непонятно кто пришел? Он хочет быть Сталиным, а не Линкольном (16-й президент США Авраам Линкольн был застрелен в театре. – “ГОРДОН”).

– После смерти Бориса Березовского вы заявляли, что можете стать следующим. Сейчас эта опасность сохраняется?

– Черт их знает… может быть, сочтут опасным, что я отправляю деньги Навальному, может, кто-то выслужиться захочет… у чекистов же ферментированные мозги, обычным людям их не понять. Это мутация головного мозга…

Когда приезжаю в Украину, понимаю, что российские спецслужбы ведут себя в Украине как дома, и мой приезд туда опасней, чем прогулки по Лондону

– У вас семья, двое детей – вы как-нибудь защищаетесь? У вас есть охрана?

– Нет, охраны нету.

– Вы не боитесь ходить по улицам?

– Ну сколько можно бояться?! Великобритания – это достаточно безопасная страна. Я честно скажу: когда приезжаю в Украину, понимаю, что российские спецслужбы ведут себя в Украине как дома, и мой приезд туда опасней, чем прогулки по Лондону… все-таки убийство в Лондоне – это проблема.

– Как показал случай Литвиненко, не такая уж и проблема…

– Но тогда экономика шла вверх, все остальное было хорошо. А сейчас – это может вызвать никому не нужный виток политической агрессии.


Скриншот: NewsOne / YouTube

Скриншот: NewsOne / YouTube

 


– Недавно в Киев приезжала старшая дочь Бориса Березовского Лиза, и мы много говорили о ее отце. Вы сейчас поддерживаете связь с кем-то из его родственников?

– Наверное, с моей стороны будет некорректно об этом говорить в эфире, так как я это ни с кем не обсудил.

– Женя, его убили? Как считаете?

– Сложно сказать. Высока вероятность, что да. Но по-прежнему для меня есть вероятность, что это самоубийство, так как он реально находился в очень тяжелой депрессии.

– Я затрону очень нелегкую тему. В 2010 году, когда вы уже были в Лондоне, а против вас в России уже шли вовсю уголовные дела, умерла ваша – еще молодая – мама. Она упала и ударилась об угол стола. Это официальная версия. Вы неоднократно заявляли, что ее убили, и, более того, что знаете, кто это сделал. Я не буду спрашивать, кто ее убил, спрошу, что вы почувствовали, когда поняли, что это не случайность, а убийство?

– Я практически сразу понял, что это убийство. Кто лично, кто конкретно это сделал, я не знаю, но знаю, в чьих интересах.

– Когда вы пришли к такому выводу, вы, возможно, дали себе обещание с этим как-то разобраться потом?

– Я бы оставил этот внутренний монолог (или диалог) при себе. Простите.

– Недавно вы присоединились к “Открытой России” Михаила Ходорковского, который сейчас тоже живет в Лондоне. Вы верите, что он будет президентом РФ?

– По-разному может сложиться. Эта вероятность сейчас меньше, чем когда он только вышел из тюрьмы, но она по-прежнему сохраняется. На данный момент самый вероятный претендент из оппозиции – Алексей Навальный.

– Вы верите Навальному?

– Я его знаю шесть или семь лет, и я точно знаю, что это очень правильный и хороший выход из тоталитарного режима.

При Навальном в России будет перезапущен политический процесс, страна откроется и перестанет воевать со всеми, нападать на соседей – это 100%

– Вам не кажется, что, получив власть, он может продолжить эту тоталитарную традицию? Ведь такие замашки у него есть…

– Мы все родом из детства, из Советского Союза, и языком, за которым могут пойти миллионы, нужно говорить плюс-минус все тем же. Я думаю, что это связано с определенными компромиссами, на которые он идет. Но, знаете, Путин из чекистской среды, он изначально другой. И я не думаю, что в случае с Навальным произойдет такое слияние бандитов, чекистов и служивых людей с властью. Я в это просто не верю. Может быть, не все реформы пойдут и не все сразу, может быть, не в секунду будет выжжена коррупция, может, у него будут перед кем-то какие-то обязательства – это все я допускаю. Политика – такая штука, многосложная и многослойная. Но то, что будет перезапущен политический процесс, что страна откроется и перестанет воевать со всеми, нападать на соседей – это 100%.

– Но он сказал, что украденный Крым надо оставить России.

– В новой программе [Навального] не совсем так. Она еще не опубликована, но в ней – не совсем так.

– Не совсем так – это как? Тут двух мнений быть не может: или – или. Правильно?

– Может, почему нет?

– И как в новой программе?


Фото:

Фото: Виктория Истомина / Facebook

 


– Это станет известно, когда она будет опубликована. Но там гораздо более сложно описан процесс, но, безусловно, в новой программе – мир, дружба и сотрудничество с Украиной. То есть это не обсуждается даже.

– Никто из тех, с кем я общалась, не верит, что Путин выпустил Ходорковского из тюрьмы после 10 лет заключения просто так. Вы наверняка знаете ситуацию изнутри. Скажите, что ему пообещал, на какую сделку пришлось пойти Михаилу Борисовичу, чтобы получить свободу?

– Год не быть в политике.

– Год?

– Да. Если вы знаете, у Михаила Борисовича очень серьезно болела мама…

– Да.

– И врачи сказали: “Год”. И вот этот год или столько, сколько она проживет, он обещал не быть в политике.

– И за это Путин его выпустил?

– Плюс было давление со стороны [канцлера Германии Ангелы] Меркель и других людей. Плюс народ, огромное количество женщин в России, на которых Путин на самом деле полагается, посчитали, что уже хватит: что бы он ни делал, он свое отсидел. Просто Путин поступил популярно.

– Говорит ли это, что Путин перестал бояться Ходорковского как политического конкурента?

– Перестал, конечно. Поляна зачищена полностью. Но он давно перестал бояться его как конкурента. Смотрите, есть книжка “От первого лица”, которую написала Людмила Путина…

Я абсолютно уверен, что Сенцова и других людей отпустят через какое-то время. Они придумают любой повод. Если это будет нужно, если разработать реальный план, то его могут и к выборам отпустить

– Есть такая.

– … там есть очень важная фраза, которая поможет раскрыть для всех украинцев и не только Путина как персонажа. Через несколько лет после свадьбы она спрашивает: “Володь, а ты чем занимаешься?”. То есть она понимала, что он работает в органах, но не интересовалась несколько лет. И он сказал: “До обеда ловим, а после обеда отпускаем”. Поэтому я был абсолютно уверен, что Надежду Савченко выпустят. Я абсолютно уверен, что Сенцова и других людей (если международное, художественное и артсообщество будет активно напоминать России об этом, если адвокаты предпримут больше усилий, потому что в отношении Сенцова было предпринято намного меньше усилий, чем в случае с Надеждой Савченко) отпустят через какое-то время. Они придумают любой повод. То есть если это будет нужно, если разработать реальный план, то его могут и к выборам отпустить.

– Кстати, где сейчас Людмила Путина? Чем она занимается?

– Это ко мне вопрос? (Смеется).

– Может быть, вы знаете, раз ее книги читаете.

– Последний раз, по-моему, ее видели в Биаррице. Отдыхает.

– Неплохо.

– Да.

– Жизнь наладилась.

– Налаживается (смеется).

– Когда вы собираетесь приехать в Украину?

– Меня позвали на мероприятие в сентябре. Если документы успеют сделать к этому времени и по вопросам организации все точки над “ё” будут расставлены, то в конце сентября. А так… возможно, будет какое-то приятное событие. Я люблю бывать в Киеве, мне очень нравится.

– В 2014 году в интервью изданию “ГОРДОН” вы сказали: “Очень важно, чтобы Украина и Россия между собой торговали, несмотря ни на что, поэтому я посчитал возможным предложить свою кандидатуру на должность министра экономики и позвонил в приемную Порошенко. Когда в 2007-м я позвонил министру экономики Грузии, меня с ним соединили сразу же. Тем и отличается страна, победившая Советский Союз в головах. Ну, нет – так нет, не подошел я, и ладно. Может, в следующий раз”. Вы до сих пор хотите стать министром экономики Украины?

– Ну что значит “хотите”? Мне кажется, что это та тема, в которой я плюс-минус понимаю. Я занимался лоббированием тарифно-таможенной политики, я понимаю, какой кошмар там везде творится, какое чудовищное в этой сфере регулирование. Я понимал, когда и в “Правом деле”, и в “Открытой России” были какие-то попытки писать программу. Вот сейчас и с Навальным общаюсь по программе. И, кстати, один интересный документ передал, когда вокруг Михаила Саакашвили было серьезное движение, и младореформаторы из этого документа кое-что взяли в свою программу, что мне на самом деле очень приятно.

– Вам из приемной Порошенко не перезвонили?

– Нет, конечно. Варяги нужны были, чтобы получать кредиты, видимо. Скоро еще 600 лямов упадет, и кто-то купит себе дом в Биаррице рядом с Людмилой Путиной (смеется).

Любое дерегулирование, любые либеральные реформы в Украине дадут незамедлительный сильнейший эффект. Люди начнут жить в несколько раз богаче

– Хорошее соседство. Что нужно Украине: транши МВФ или, может, просто меньше воровать?

– В первую очередь не меньше воровать, а разрегулировать, чтобы использовать силу людей. В каждом из нас есть огромный потенциал – потенциал создания добавленной стоимости. Он используется от одного до 10 процентов. У обычного человека он используется на один процент, у Цукерберга – на 10. А если выпустить эту энергию, которая в нас хранится, то любую страну можно сделать процветающей. Как Дубай, где 66 тысяч (некоторые считают, что 80 тысяч) долларов на человека, или как Швейцария: вокруг нее все соседи в два раза беднее…

– Как Израиль, который на песке все сделал…

– Да, как в Израиле… Примеров много! Новая Зеландия провела в 80-е годы под видом социалистических либеральные реформы. Правительство Мэйдзи сто с лишним лет назад заложило основу процветающей Японии – из кошмарной, отсталой аграрной страны. Есть вообще доподлинная инструкция Всемирного банка, что нужно делать, чтобы у тебя была процветающая страна. Точка, к которой Украине нужно будет подниматься, крайне низка: практически любое дерегулирование, любые либеральные реформы дадут незамедлительный сильнейший эффект. Тот, кто займется реформами самым первым, будет просто героем, потому что при нем все начнут жить в несколько раз богаче. При таком жутчайшем уровне жизни в Украине (мы не берем людей, припарковавшихся у Mandarin plaza, мы берем среднюю температуру по больнице)… россияне живут в 4-5 раз беднее, чем могут, по ресурсам, по интеллектуальному потенциалу, а в Украине этот показатель [ниже] может быть в 10 раз. Польша – не самый хороший пример, хотя люди там живут намного лучше – по-прежнему достаточно зарегулирована, власти не справились полностью с коррупцией, но они, проведя реформы, уже далеко впереди. А представьте себе реформы, которые проводились когда-то в Гонконге или проводил Ли Куан Ю [в Сингапуре], или взять последовательные изменения законодательства Канады, которые сделали каждого ее жителя богаче, чем каждого жителя США…

Это все – в открытых источниках, это никто ни от кого не прячет. Нужна воля первых двух-трех лиц, а дальше – дело техники. Ты должен сбить как можно больше замков, открыть как можно больше амбарных дверей, запрудить семь рек и вычистить нахер авгиевы конюшни. Изменить законодательство, сажать людей, отбирать [активы] – этот вопрос не столь важен. Важно, чтобы по закону и по применению закона человек экономически был абсолютно свободен, чтобы он имел право на результаты своего труда.


Скриншот: NewsOne / YouTube

Скриншот: NewsOne / YouTube

 


– Женя, хочу вас спросить как человека, заработавшего не миллиард, а, как мы выяснили, миллионы долларов: что бы вы сделали, чтобы сделать украинцев богатыми? Первое, второе, третье.

– Радикальное изменение налогового законодательства. Налогов должно остаться пять, а не…

– Как в Грузии Саакашвили сделал в свое время?

– Да, как в Грузии. Они даже не докрутили. Каха [Бендукидзе] очень хотел налог с продаж, а все остальные понимали, что это будет слишком радикально. А тут терять нечего: сеть работает хорошо, каждую кассу подсоединить к Минфину – это в общем-то простейшая инструкция. Так что – налог с продаж и небольшое количество понятных, легко исполняемых налогов.

Дальше. Не нужно выдерживать европейские правила по сертификации и прочему – нужно полностью открыться для торговли, разрешить свободный въезд и выезд людей, товаров и денег. Это волевой шаг, это очень тяжело сделать. Пустить все дискаунтеры, пустить западные банки, не мешать им работать…

– Как же их пустить, если свои монополисты останутся недовольны?

– Надо просто изменить законодательство, чтобы монополизм не был возможен. И третье: всех людей, которые причастны к преступлениям против личности, надобно немедленно отправить в суд, и после суда – за решетку.

В России, по сути, принудительная деградация: в школе военно-патриотическое воспитание, закон Божий, а родители весь день по телеку смотрят “Первый канал” с распятыми мальчиками, с прекрасным житьем в Северной Корее, сирийскими беженцами и страшными гей-парадами в Европе

– В интервью изданию “ГОРДОН” вы говорили: “У меня сверхзадача – повидаться со всеми честными политиками Украины. В этом списке Кличко и Саакашвили. И все”. Кто в вашем списке сегодня?

– Конечно, известная троица из Рады, я их очень люблю. Они вместе пришли и вместе держатся. Я их знаю лично и верю, что это честные люди. Это [Сергей] Лещенко, [Мустафа] Найем и [Светлана] Залищук. Мне очень нравится мэр Львова [Андрей Садовый]. Я понимаю, что к нему у кого-то неоднозначное отношение, но мне кажется, что это человек, который хочет процветания. Он точно ориентирован на Запад, на развитие. Мне очень понравился Сергей Гусовский, понятное дело, что он не политик, но какое-то время он был в политике, когда баллотировался (известный ресторатор, в 2015 году участвовал в выборах мэра Киева. – “ГОРДОН”). Из всей предвыборной кампании это было самое интеллигентное и приятное лицо. И вообще, я бы немедленно проголосовал за человека, у которого такой вкус…

– Он, как и вы, знает толк в вине.

– Да, и не только. Вкус и красота – это очень важно для мэра. К тому же он понимает, как работать. По-моему, он киевлянин далеко не в первом или втором поколении. И, конечно, для мэра столицы важно, чтобы не только родители, а бабушки и прабабушки были с высшим образованием… Это следующая важная реформа, которую нужно провести, – реформа образования. Ее очень не хватает в России и очень не хватает в Украине. Потому что все беды человечества от недостатка информации. И то, что произошло с образованием после падения Советского Союза, – это, конечно, очень печально.

– Малообразованными людьми просто легче управлять и говорить им, как голосовать на выборах.

– Да. И в России, по сути, принудительная деградация, оболванивание. [В школе] военно-патриотическое воспитание, закон Божий, а родители весь день по телеку смотрят “Первый канал” с распятыми мальчиками, с прекрасным житьем в Северной Корее, сирийскими беженцами и страшными гей-парадами в Европе.

– И верят этому…

– Ну они другого не видят: по второму каналу – то же самое. И по третьему, и по четвертому. И по пятому – такое же.

– А интернет зачем?

– Котиков постить, рэпчик слушать. Кстати, рэпчик – это серьезный выход для понимания того, что происходит. Рэпчик в России сейчас стал очень актуальным, и я этому очень рад.

– То есть такой себе вариант легкого протестного движения?

– Как рок-музыка в советское время. Я бы не сказал, что оно – легкое. 38 миллионов просмотров баттла Oxxxymiron’a против Гнойного – это не шутка.

– Значит, вам вопрос об этом нужно было задавать? (Улыбается). Вы не Лепса и Тимати слушаете, а русский рэп?

– Любой честный нормальный человек, во всяком случае, баттл Oxxxymiron’a с Гнойным должен послушать, потому что это очень круто.



Фото:

Фото: Евгений Чичваркин / Facebook

 


– Вы довольно пристально следите за украинской политикой. Как считаете, кто будет следующим президентом Украины?

– Понятия не имею. Я не настолько пристально смотрю. Сейчас похоже на то, что Порошенко готовит себе второй срок.

– А как вы относитесь к женщинам в политике?

– Очень хорошо.

Прекратить стрелять на Донбассе Россию могут принудить через год, может быть, полтора. Это будет связано с выборами. Забрать войска РФ может только после смены власти

– Какие примеры вам нравятся больше всего?

– У меня сейчас на продажу стоит книжка и бутылка, подписанная Маргарет Тэтчер. Вот эту бы женщину сейчас во главу украинской политики – и было бы очень здорово. Понятно, это Меркель (с разными оговорками). Мне не понравилось ее отношение к ядерной энергии. Как-то не получилось у нее это отстоять, а я считаю, что нужно заниматься ядерной энергией и дальше. Есть яркие примеры, такие как [экс-премьер Пакистана] Беназир Бхутто.

– Вы очень неординарный человек, не только потому, что очень богаты, но и потому, как одеваетесь и что говорите. Назовите ваши самые неординарные выходки, когда сами себе говорили: “Ух, ничего себе, как я могу”.

– Про себя это как-то неловко говорить… Вы меня провоцируете на какое-то простейшее хвастовство… мне не хочется.

– Давайте по-другому: какие слова – даже нелицеприятные – вы о себе слышали?

– Почему-то чекисты были уверены, что я гомосексуалист…

– Это не так?

– Пока нет. (Смеются)… и вся палитра, связанная с казарменным восприятием сексуальных отношений между мужчинами, применялась открыто. Мне совершенно плевать на это. Нелицеприятных высказываний очень много: каждый раз, когда я пишу что-то про Навального, мне приходится банить десятки человек, потому что это боты, которые пишут кучу нелицеприятных вещей, включая угрозы. Это очень смешно.

– Вас это не расстраивает?

– Я прошу помощницу их банить.

– Вы знакомы с украинским миллионером Гариком Корогодским? Тоже очень неординарный человек…

– Да. Он прекрасен.

– У вас, наверное, много общих тем.

– Не так чтобы много, но он большой молодец. Я на него подписан, у него хорошее чувство юмора и прекрасный бизнес.

– Жень, я задам вам традиционный вопрос: когда закончится война в Украине? Ваш взгляд из Лондона.

– Когда спонтанно перестанут стрелять на Донбассе, или когда российские военные уйдут с Донбасса, или когда российские военные уйдут из Крыма? Что вы считаете окончанием войны?

– Как вам кажется, когда это может произойти?

– Прекратить спонтанно стрелять Россию могут принудить через год, может быть, полтора. Это будет связано с выборами. 100%. Забрать войска – это только со сменой власти.

– Путин весной снова станет президентом?

– Да.

– Вы уверены?

– Да.

– Как к этому относится Ходорковский?

– Плохо, конечно. К этому все относятся плохо, но это программа, над которой работают миллионы человек и на которую потрачены миллиарды долларов, – избрание Путина на следующий срок. Это, вероятно, самый большой проект в мире на данный момент.

– Женя, я вас благодарю за такое нескучное и насыщенное интервью.

– Спасибо вам.

ВИДЕО

Видео: NewsOne

Записал Дмитрий НЕЙМЫРОК

Якщо нижче на кнопці Ви бачите пальця догори - натисніть цю кнопку та отримуйте ще більше цікавих новин у Facebook:



І не забудьте підтвердити свій намір.


Слідкуйте за нами в Facebook:



І не забудьте підтвердити свій намір.